ВС не усомнился в порядке определения заказчиком цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком Юридический центр
ВС не усомнился в порядке определения заказчиком цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком

Суд пояснил, что такое правовое регулирование направлено на исключение рисков неэффективного использования средств бюджета, участия в закупках недобросовестных исполнителей и нарушения условий добросовестной конкуренции

Одна из экспертов поддержала изложенные в апелляционном определении выводы, подчеркнув необходимость госрегулирования цен контрактов. Другая отметила, что позиция ВС направлена на исключение злоупотребления при использовании средств бюджета, однако, по ее мнению, свобода усмотрения государственного заказчика в определенный момент может привести к нарушениям прав поставщиков.

Верховный Суд опубликовал Апелляционное определение от 3 октября по делу № АПЛ23-359 об оспаривании п. 1 Порядка определения начальной цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком, начальной цены единицы товара, работы, услуги при осуществлении закупок охранных услуг.

Приказом Росгвардии от 15 февраля 2021 г. № 45 был утвержден Порядок определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), начальной цены единицы товара, работы, услуги при осуществлении закупок охранных услуг. 21 февраля 2023 г. прокурор г. Братска вынес представление Комитету по управлению муниципальным имуществом городской администрации, вменяя ему нарушение требований Порядка при заключении муниципальных контрактов на оказание услуг охраны принадлежащих городу объектов в связи с неэффективным использованием бюджетных средств при расчете цены муниципальных контрактов.

Комитет обратился в Верховный Суд с административным исковым заявлением о признании недействующим п. 1 Порядка в части распространения устанавливаемых им правил на закупки в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе охранных услуг у единственного поставщика в случае осуществления закупки на сумму, не превышающую 600 тыс. руб. Он ссылался на несоответствие оспариваемого пункта ст. 19, 22 и п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе.

Как указал административный истец, действие Порядка в оспариваемой части должно распространяться только на проведение закупок конкурентными способами, так как его применение для расчета начальной (максимальной) цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком при осуществлении закупок, создает неопределенность реализации выбора единственного поставщика в случае наличия у заказчика нескольких предложений от частных охранных организаций.

Решением ВС от 12 июля в удовлетворении административного искового заявления было отказано. Суд пришел к выводу, что предусмотренное п. 1 Порядка нормативное регулирование определения заказчиком цены контракта с единственным поставщиком не противоречит положениям Закона о контрактной системе. Такое регулирование направлено на исключение рисков неэффективного использования средств бюджета, участия в закупках недобросовестных исполнителей, нарушения условий добросовестной конкуренции, в связи с чем прав и законных интересов административного истца в указанном им аспекте не нарушает.

Не согласившись с таким решением, Комитет подал апелляционную жалобу, в которой просил отменить оспариваемый судебный акт и вынести новое решение – об удовлетворении иска. Комитет полагал, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела; выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В жалобе, ссылаясь на ошибочность выводов суда о законности п. 1 Порядка, Комитет также указал, что правовая неопределенность оспариваемой нормы при ее применении создает неясность в реализации механизма выбора единственного поставщика при расчете начальной (максимальной) цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком при закупках охранных услуг. Это не позволяет административному истцу эффективно и достоверно осуществить закупку у единственного поставщика в соответствии с Законом о контрактной системе и обеспечить прозрачность ее осуществления в целях предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере закупок таких услуг, уточнил заявитель жалобы.

Рассмотрев дело, Апелляционная коллегия ВС указала, что в соответствии со ст. 19 Закона о контрактной системе под нормированием в сфере закупок понимается установление требований к закупаемым заказчиком товарам, работам, услугам (в том числе их предельной цены) и (или) нормативных затрат на обеспечение функций государственных и муниципальных органов, а также органов управления государственными внебюджетными фондами.

К закупаемым заказчиком товарам, работам, услугам предъявляются требования к количеству, потребительским свойствам и иным характеристикам, позволяющие обеспечить государственные и муниципальные нужды, но не приводящие к закупкам товаров, работ, услуг, которые имеют избыточные потребительские свойства или являются предметами роскоши, пояснил Суд.

Он также отметил, что на основании п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в том числе в случае осуществления закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую 600 тыс. руб., либо закупки товара на сумму, предусмотренную ч. 12 указанной статьи, если она осуществляется в электронной форме. При этом годовой объем закупок, которые заказчик вправе осуществить на основании данного пункта, не должен превышать 2 млн руб. или 10% совокупного годового объема закупок.

Апелляционная коллегия посчитала, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о соответствии п. 1 Порядка положениям Закона о контрактной системе. Какого-либо иного нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, который по-другому устанавливал бы порядок определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), начальной цены единицы товара, работы, услуги при осуществлении закупок охранных услуг, не имеется.

В апелляционном определении подчеркивается, что, вопреки утверждениям административного истца, в апелляционной жалобе случай, предусмотренный п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе, при котором при закупке у единственного поставщика вместо начальной (максимальной) цены контракта определяется цена контракта, заключаемого с таким поставщиком, не свидетельствует о незаконности оспариваемого нормативного положения.

ВС разъяснил, что, как следует из содержания п. 1 Порядка, его положения не распространяются только на расчет цены контракта закупки охранных услуг у единственного поставщика в случае, предусмотренном п. 2 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе, и других исключений эта норма не предусматривает. Таким образом, применение лишь положения п. 4 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе при закупке у единственного поставщика охранных услуг, без учета требований Порядка, на что ссылается административный истец в апелляционной жалобе, не соответствует требованиям законодательства, регулирующего рассматриваемые правоотношения.

Апелляционная коллегия добавила, что доводы административного истца о правовой неопределенности п. 1 Порядка судом первой инстанции проверялись и правильно признаны несостоятельными. Исходя из разъяснений, приведенных в п. 35 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г. № 50, установленное оспариваемым Порядком правовое регулирование отвечает общеправовому критерию определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, возможность его произвольного толкования и применения отсутствует, указал Суд.

Доводы административного истца о правовой неопределенности оспариваемой нормы, по сути, сводятся к решению вопроса об осуществлении нормативно-правового регулирования путем внесения в нее изменений в предлагаемой им редакции, что не отнесено к компетенции Верховного Суда, а также иных судов, заметила Апелляционная коллегия. Она пояснила, что при разрешении дел в порядке абстрактного нормоконтроля ВС решает исключительно вопросы права и вопросы о целесообразности того или иного варианта регулирования с точки зрения необходимости внесения изменений в НПА не рассматривает.

Таким образом, Апелляционная коллегия ВС заключила, что утверждения в апелляционной жалобе о нарушении оспариваемым положением прав административного истца на осуществление закупки охранных услуг у единственного поставщика в соответствии с Законом о контрактной системе ошибочны, так как основаны на неправильном толковании норм законодательства, регулирующего рассматриваемые правоотношения. Апелляция сочла решение первой инстанции должным образом мотивированным и вынесенным при правильном применении норм материального права с соблюдением норм процессуального права, в связи с чем оставила его без изменения.

Комментируя «АГ» изложенные в апелляционном определении выводы, управляющий партнер МКА K&M Partners Екатерина Кошкина поддержала их, отметив, что госрегулирование цен контрактов необходимо. Как пояснила эксперт, оно помогает предотвратить злоупотребления и обеспечить прозрачность в расходовании бюджетных средств. Кроме того, такое регулирование способствует созданию равных условий для всех участников закупок, что является важным принципом контрактной системы, подчеркнула Екатерина Кошкина.

По мнению эксперта, выводы Верховного Суда логичны и обоснованны, так как поддерживают сложившуюся правоприменительную практику, направленную на эффективное использование бюджетных средств и развитие честной и прозрачной конкуренции.

Екатерина Кошкина считает, что тема определения цены контракта значима как с теоретической, так и с практической точек зрения. Она связана с повышением эффективности правового регулирования госзакупок в РФ и принятием управленческих решений при формировании и исполнении бюджетов заказчиками всех уровней.

«Данное апелляционное определение представляет интерес для различных заинтересованных сторон. Например, специалисты в области закупок могут быть заинтересованы в нем, так как оно связано с оценкой соблюдения процедур закупок и принципов конкуренции, а также заключения контрактов с единственным поставщиком», – добавила эксперт.

Юрист Дарья Петрова подчеркнула, что в апелляционном определении ВС подтвердил, что госзаказчик вправе по своему усмотрению утверждать порядок определения цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком. Причем такой порядок может устанавливать не начальную (максимальную) цену контракта, а формулу расчета цены, и такое решение не будет противоречить законодательству, пояснила эксперт.

Дарья Петрова отметила, что административный истец в рамках дела ссылался на то, что такой подход допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, а потому недопустим. Однако ВС не поддержал эти доводы со ссылкой на то, что свобода усмотрения госзаказчика при установлении конкретного порядка определения цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком, обусловлена целями исключения рисков неэффективного использования бюджетных средств и участия в закупках недобросовестных исполнителей. В отсутствие противоречий порядка определения цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком, нормативным правовым актам большей юридической силы нарушений на стороне госзаказчика не будет, указала эксперт.

«Поддержанный Апелляционной коллегией ВС подход, очевидно, продолжает тренд на защиту интересов госзаказчика в сфере закупок. С одной стороны, это способ исключить злоупотребления при использовании средств бюджета, и это нужно, безусловно, поддержать. С другой стороны, такая свобода усмотрения госзаказчика в определенный момент может привести к нарушениям прав поставщиков. В этом деле такого установлено не было, однако не исключено, что в будущем появятся новые прецеденты по оспариванию тех или иных правил определения цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком», – в заключение добавила Дарья Петрова.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button