Апелляция подтвердила право адвокатов со статусом ИП применять УСН в бизнесе, не связанном с адвокатской деятельностью Юридический центр
Апелляция подтвердила право адвокатов со статусом ИП применять УСН в бизнесе, не связанном с адвокатской деятельностью

Тем самым поддержан вывод АСГМ о том, что НК не запрещает применять УСН лицам, зарегистрированным в качестве ИП, в целях ведения бизнеса, не связанного с адвокатской деятельностью, но имеющим при этом статус адвоката

Двое адвокатов отметили, что апелляционный суд на втором круге рассмотрения спора повторил ключевой вывод Верховного Суда об отсутствии законодательного запрета на получение адвокатами дополнительного дохода от предпринимательской деятельности. Третья полагает, что такой подход справедлив и логичен, при этом не нарушаются положения ни НК, ни Закона об адвокатуре.

Девятый арбитражный апелляционный суд опубликовал постановление от 16 октября по делу
№ А40-68033/22, в котором отмечено, что адвокаты, имеющие статус индивидуальных предпринимателей, могут применять УСН при осуществлении предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской.

Напомним, в октябре 2021 г. управляющий партнер АБМО «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов получил статус ИП. Он обратился в налоговую инспекцию с заявлением о переходе на УСН, однако получил отказ со ссылкой на несоответствие ИП требованиям спецрежима.

Поскольку региональное УФНС оставило решение инспекции в силе, Всеволод Сазонов обжаловал его в суд. Три судебные инстанции поддержали позицию налогового органа, мотивируя тем, что лицо, имеющее адвокатский статус, не может одновременно быть индивидуальным предпринимателем и осуществлять помимо адвокатской деятельности предпринимательскую. Следовательно, применять УСН оно также не вправе.

Изучив кассационную жалобу Всеволода Сазонова, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 24 апреля напомнила, что п. 3 ст. 346.12 НК РФ определен перечень лиц, которые не вправе применять УСН, в числе которых указаны адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований. Такой запрет установлен лишь в отношении доходов, полученных от адвокатской деятельности. При этом запрет на право применения спецрежима лицами, зарегистрированными в качестве ИП, в целях осуществления предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской, но имеющими при этом статус адвоката, ст. 346.12 НК не установлен.

Верховный Суд посчитал необоснованными ссылки нижестоящих судов на Решение ВС № АКПИ22-112 от 28 апреля 2022 г., поскольку в рамках указанного дела оспаривалось Письмо ФНС России от 2 ноября 2020 г. № СД-4-3/17969@ «О направлении письма Минфина России от 19 октября 2020 г. № 03-11-09/91070» по вопросу возможности применения УСН адвокатами, учредившими адвокатский кабинет. Как напомнил Суд, в этом письме Минфин указал, что частнопрактикующие нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований, не вправе применять УСН, и пришел к выводу, что НК не разрешает применение такого спецрежима адвокатами. Однако в рассматриваемом случае исследуется вопрос о праве применения УСН лицами, зарегистрированными в качестве ИП в целях осуществления предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской, но имеющими при этом статус адвоката.

«Верховный Суд РФ, отказывая в удовлетворении административного искового заявления, исходил из того, что оспариваемое письмо не нарушает прав, свобод и законных интересов административного истца, поскольку не содержит разъяснений, ограничивающих применение физическим лицом упрощенной системы налогообложения в отношении предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской. Также является несостоятельной ссылка судов на то, что поскольку в установленном п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката перечне видов деятельности, осуществляемых адвокатом, отсутствует предпринимательская деятельность, то гражданин, имеющий статус адвоката, не может одновременно быть индивидуальным предпринимателем и осуществлять помимо адвокатской деятельности предпринимательскую деятельность, а, следовательно, такой гражданин не может применять упрощенную систему налогообложения», – разъяснено в определении.

В нем также указано, что НК не запрещает применение УСН лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в целях осуществления предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской, но имеющими при этом статус адвоката. При этом Закон об адвокатуре и КПЭА не относятся к законодательству о налогах и сборах. Вопрос соблюдения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в частности установленных им запретов и ограничений, не является предметом рассмотрения в данном деле и не отнесен к компетенции налоговых органов и судов в рамках рассмотрения налоговых споров, поскольку нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатуре и КПЭА влечет применение мер дисциплинарной ответственности, заметил Верховный Суд.

ВС добавил, что при рассмотрении этого дела заявитель кассационной жалобы приводил доводы о том, что предпринимательская деятельность, в отношении которой он планирует применять УСН, не связана с адвокатской. Однако нижестоящие суды не дали оценку таким доводам и исходили исключительно из отсутствия у адвоката права на осуществление предпринимательской деятельности, не проверив при этом, от какого вида деятельности заявитель планирует получать доход, облагаемый по УСН. В итоге Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АСГМ.

При новом рассмотрении спора первая инстанция вынесла решение от 24 июля, в котором отмечено, что при подаче заявления о переходе на УСН Всеволод Сазонов планировал осуществлять деятельность в сфере онлайн-обучения, не связанной с адвокатской. Для применения УСН он заполнил необходимые типовые формы, и сотрудники налоговых органов при принятии оспариваемых решений располагали заявленным основным видом деятельности заявителя. «Инспекция и управление не вправе исходить из заведомого намерения налогоплательщика злоупотреблять режимом упрощенной системы налогообложения уже на стадии регистрации и выбора режима налогообложения, – отмечалось в решении. – На момент обращения с иском по настоящему делу заявитель был незаконно ограничен в возможности осуществлять предпринимательскую деятельность и в применении при этом упрощенной системы налогообложения. Правовых оснований для отказа в применении упрощенной системы налогообложения с учетом положений ст. 346.12 НК РФ не имеется».

Суд также посчитал несостоятельной ссылку налоговых органов на то, что статус ИП Всеволода Сазонова был прекращен в мае 2022 г. на основании его заявления, в связи с чем исковые требования не подлежат удовлетворению. АСГМ пояснил, что оспариваемые решения инспекции и УФНС не отменены в установленном порядке и продолжают препятствовать нормальному осуществлению предпринимательской деятельности. При этом установлен факт нарушения прав и интересов заявителя, допущенное нарушение законодательства не устранено, в связи с чем Всеволод Сазонов сохраняет интерес в признании незаконными оспариваемых решений налоговых органов. Таким образом, АСГМ признал оспариваемые решения незаконными.

Налоговые органы подали апелляционную жалобу, дело поступило в Девятый арбитражный апелляционный суд, который не усмотрел оснований для отмены решения нижестоящего суда. Тем самым апелляция поддержала вывод первой инстанции о том, что НК не запрещает применять УСН лицами, зарегистрированными в качестве ИП в целях осуществления предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской, но имеющими при этом статус адвоката.

Апелляционный суд отклонил довод ИФНС о том, что оспариваемые решения не нарушают законных интересов заявителя, поскольку на момент обращения последнего в АСГМ по этому делу он был незаконно ограничен в возможности осуществлять предпринимательскую деятельность и применять УСН. При этом столичное УФНС в своем решении прямо указало на незаконность осуществления адвокатом любой предпринимательской деятельности независимо от применяемого режима налогообложения. «Вместе с тем в случае фактического осуществления в таких условиях предпринимательской деятельности заявитель попадал бы под обвинения в осуществлении заведомо незаконной предпринимательской деятельности и одновременно был вынужден выполнять возложенные на него при общем режиме налогообложения налоговые обязанности, в том числе сдавать квартальные декларации, платить налог на добавленную стоимость, которые бы у него отсутствовали при применении упрощенной системы налогообложения», – подчеркнула апелляция.

В постановлении также отмечается, что налоговые органы своими решениями создали существенную неопределенность в деятельности заявителя как предпринимателя вплоть до констатации незаконности любой предпринимательской деятельности, которая несла непрогнозируемые риски и вынудила заявителя впоследствии прекратить статус ИП. Довод инспекции о недопустимости применения заявителем УСН в связи с тем, что он мог заниматься преподавательской деятельностью без получения статуса ИП, был отклонен апелляцией, поскольку получение данного статуса является правом любого гражданина и заявитель мог выбрать, осуществлять преподавательскую деятельность в качестве предпринимателя или нет. «Вопреки доводам ИФНС № 29 по г. Москве, НК РФ не ставит возможность использования индивидуальным предпринимателем упрощенной системы налогообложения в зависимость от того, возможно ли было осуществление деятельности, которую он осуществляет, без приобретения статуса индивидуального предпринимателя», – резюмировал Девятый ААС.

Партнер и руководитель налоговой практики Five Stones Consulting Екатерина Болдинова в комментарии «АГ» отметила, что в данном деле нижестоящие суды наконец подтвердили, что адвокат вправе совмещать адвокатский статус со статусом ИП на упрощенной системе налогообложения, но для иных видов деятельности (например, сдачи в аренду недвижимости). «Такой подход, безусловно, справедлив и логичен: при этом не нарушаются положения ни НК, ни Закона об адвокатуре. На практике довольно много эпизодов совмещения статусов адвоката и самозанятого, когда адвокат также занимается образовательной деятельностью. Постановление апелляционной инстанции, надо признать, не столь лаконично, как решение АСГМ по этому делу. Лично мне очень понравился вывод о том, что “в случае фактического осуществления в таких условиях предпринимательской деятельности заявитель попадал бы под обвинения в осуществлении заведомо незаконной предпринимательской деятельности и одновременно был вынужден выполнять возложенные на него при общем режиме налогообложения налоговые обязанности, в том числе сдавать квартальные декларации, платить НДС, которые бы у него отсутствовали при применении упрощенной системы налогообложения”. Кроме того, следует отметить и вывод о том, что “своими решениями ИФНС № 29 по городу Москве и УФНС России по г. Москве создали существенную неопределенность в деятельности заявителя как индивидуального предпринимателя вплоть до констатации незаконности любой предпринимательской деятельности, которая несла непрогнозируемые риски и вынудила заявителя 19 мая 2022 г. прекратить статус индивидуального предпринимателя”. Надеюсь, это дело успешно пройдет кассацию, и решение первой инстанции останется неизменным», – пояснила она.

Эксперт напомнила, что налогообложение адвокатов (именно основной деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи) облагается налогами намного серьезнее, чем деятельность обычного, «среднего» ИП. «Притом что эта деятельность не предпринимательская, она создает для адвокатов гораздо больше личных рисков – налоговая ставка для нее выше ставки ИП на УСН с налоговой базой “доход”. Кроме того, большое количество расходов для целей налогообложения адвокат принять не может: например, расходы на повышение квалификации, обязательное в рамках Закона об адвокатуре, на взносы в адвокатскую палату субъекта РФ, на содержание коллегии, так как ФНС в своих письмах последовательно объясняет, что все это невозможно. На мой взгляд, такой подход не является справедливым и ставит адвокатов в заведомо невыгодное положение в сравнении с предпринимателями», – считает Екатерина Болдинова.

Адвокат АП г. Москвы Иван Белов отметил, что апелляционный суд на втором круге рассмотрения спора повторил ключевой вывод Верховного Суда о том, что не существует законодательного запрета на получение адвокатами дополнительного заработка от занятия предпринимательской деятельностью. «Отсюда у адвокатов, состоявшихся в ипостаси предпринимателей, появляется право на типичное бизнес-налогообложение, например на применение УСН. В постановлении апелляции приведен интересный и справедливый тезис о праве налогоплательщиков выбирать статус, в котором они хотят заниматься творческой и социально полезной деятельностью. Физические лица (в данном случае не только адвокаты) могут зарегистрироваться для этого в качестве ИП и использовать специальные налоговые режимы, а могут заниматься этим как обычные граждане без предпринимательского статуса – оба варианта не являются нарушением и различаются только налоговой нагрузкой», – заметил он.

Партнер КА г. Москвы «Минушкина и партнеры» Арам Мурадов отметил, что апелляция фактически повторила позицию ВС о том, что НК не запрещает применять УСН лицам, зарегистрированным в качестве индивидуальных предпринимателей, в целях осуществления предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской, но имеющим при этом статус адвоката. «Таким образом, суды правильно заключили, что нет ограничений для лиц, имеющих статус адвоката, параллельно заниматься предпринимательской деятельностью, не связанной с адвокатской, и, соответственно, применять УСН», – подчеркнул он.

Редакция связалась с Всеволодом Сазоновым, но оперативно получить его комментарий не удалось.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button