Адвокаты обжалуют запрет на представление интересов доверительницы по доверенности Юридический центр
Адвокаты обжалуют запрет на представление интересов доверительницы по доверенности

В частной жалобе они указали, что суд, удовлетворяя заявление истца о применении мер по обеспечению иска, вмешался в автономию воли доверительницы, немотивированно вышел за пределы судебной дискреции, что привело к вынужденному отказу от избранного способа защиты

В комментарии «АГ» один из адвокатов, оспаривающих запрет на представление интересов доверительницы, отметил, что своим решением суд не только фактически вмешался в адвокатскую деятельность, запретив адвокатам осуществлять профессиональную деятельность по специальной доверенности, но и лишил пожилую женщину возможности на представление ее интересов адвокатами. По мнению другого, складывается крайне опасный прецедент для адвокатского сообщества, поскольку, следуя такой логике, суд может немотивированно вывести из дела любого адвоката.

Как стало известно «АГ», адвокаты АП г. Москвы Владислав и Сергей Демченко обжалуют определение Рузского районного суда Московской области об обеспечении исковых требований в виде запрета на представление интересов доверительницы по доверенности.

Адвокаты рассказали «АГ», что оказывали юридическую помощь пожилой женщине Г. в ходе рассмотрения исковых заявлений, связанных с оспариванием договоров дарения.

15 июня адвокатам была выдана нотариально удостоверенная специальная доверенность, предоставляющая полномочия только по представлению интересов Г. в судах судебной системы РФ, ФССП, а также правоохранительных органах РФ. Иных полномочий, в том числе позволяющих совершать какие-либо действия с имуществом Г., иметь доступ к этим сделкам, доверенность не предоставляла.

Адвокаты вступили в гражданские дела, рассматриваемые Арбитражным судом Московской области, и, исполняя принятые на себя обязательства, приступили к защите прав и законных интересов Г. Кроме того, адвокатам удалось добиться прекращения Рузским районным судом Московской области гражданского дела по заявлению процессуальных оппонентов о признании Г. недееспособной.

В сентябре внучка доверительницы – А. обратилась в суд с исковым заявлением к нотариусу о признании недействительной доверенности, выданной Г. Владиславу и Сергею Демченко. Требования были основаны на положениях ч. 1 ст. 177 ГК РФ, поскольку, по мнению истца, доверитель в момент выдачи доверенности не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Истец пояснила, что ее бабушке 85 лет, она страдает психическим расстройством, постоянно забывает, где находятся ее деньги и документы, теряется в датах, событиях, людях. Указанные обстоятельства, добавила истец, косвенно подтверждаются медицинской документацией: результатами осмотра врача-невролога и справкой о состоянии здоровья.

Одновременно с исковым заявлением А. подала заявление о принятии обеспечительных мер по иску в виде запрета указанным адвокатам представлять интересы Г. по доверенности от 15 июня 2023 г. Истец пояснила, что адвокаты подконтрольны лицу, которое принимает в судебных делах активное участие, оказывает давление на Г., пользуется ее беспомощным состоянием.

Определением от 28 сентября ходатайство А. о принятии обеспечительных мер по иску было удовлетворено: суд запретил Владиславу и Сергею Демченко представлять интересы Г. по доверенности до вступления судебного решения в законную силу (документ есть у «АГ»). Изучив представленные в суд документы, а также учитывая соразмерность заявленных истцом мер, судья счел исковые требования подлежащими удовлетворению, поскольку непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Считая определение незаконным, адвокаты подали частную жалобу в Московский областной суд (документ есть у «АГ»). Они указали, что исходя из оснований, которые приведены истцом в обоснование необходимости применения обеспечительных мер, неясно, каким образом суд усмотрел в полномочиях, предоставленных адвокатам, возможность затруднить исполнение судебного решения. Как полагают заявители, судья районного суда, вынося обжалуемое определение, не ознакомилась с содержанием полномочий, предоставленных адвокатам доверенностью.

Владислав и Сергей Демченко пояснили, что доверенность предоставляет ограниченный круг полномочий только и исключительно по представлению интересов Г. в судах и ФССП, а также в правоохранительных органах РФ. Более того, судом оставлен без внимания тот факт, что доверенность выдана Г. только и исключительно в связи с подачей А. искового заявления в арбитражный суд в связи с оспариванием договора дарения. Никакого отношения к оспариваемой сделке, переходам права собственности на имущество, являющееся ее предметом, и вообще каким-либо действиям с указанным имуществом адвокаты не имеют и не имели.

По мнению адвокатов, истинная цель истца состоит в устранении препятствий по установлению тотального контроля за Г. и всеми сторонами указанных дел. «Фактически мы имеем дело с запретом адвокатам на осуществление профессиональной деятельности, заключающейся в оказании на профессиональной основе квалифицированной юридической помощи лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию», – указано в жалобе.

Также, как считают адвокаты, имеет место нарушение положений ч. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре, запрещающей вмешательство либо препятствование каким бы то ни было образом в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством. В результате вынесения судом обжалуемого определения Г. лишилась права на представление ее интересов адвокатами, полномочия которых доверитель лично подтвердила доверенностью. При этом при вынесении определения суд не учел, что дееспособность лица, выдавшего доверенность, в соответствии с действующим законодательством РФ и сложившейся практикой презюмируется до тех пор, не доказано иное, добавили адвокаты.

Владислав и Сергей Демченко отметили, что в соответствии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 июня 2023 г. № 15 меры по обеспечению иска, обеспечительные меры и меры предварительной защиты принимаются судом в целях предотвращения нарушения прав, свобод и законных интересов заявителя или неопределенного круга лиц, а также снижения негативного воздействия допущенных нарушений, создания условий для надлежащего исполнения судебного акта.

Рассматривая заявление о принятии обеспечительных мер, суд устанавливает наличие оснований для принятия обеспечительных мер, определяет, насколько конкретная мера, о которой просит заявитель, связана с предметом заявленного требования, соразмерна ему и как она обеспечит фактическую реализацию целей принятия обеспечительных мер. Определение об обеспечении иска выносится не только на основе достоверно установленных фактов, свидетельствующих о недобросовестности ответчика, но и в связи с высокой степенью вероятности такого поведения ответчика, указано в жалобе.

Также отмечается, что суд фактически проигнорировал положения ч. 1 ст. 48 ГПК о праве граждан на ведение дел через представителей. Кроме того, не учтены положения ч. 2 ст. 45, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, и о гарантированности судебной защиты прав и свобод каждого лица.

Тем самым, полагают адвокаты, суд вмешался в автономию воли Г., немотивированно вышел за пределы судебной дискреции, что фактически привело к понуждению Г. к отказу от избранного ею способа защиты, который она сочла для себя оптимальным, лишил права на доступ к правосудию.

В дополнении к частной жалобе адвокаты подчеркнули, что оспаривание наследником сделок наследователя возможно только после открытия наследства, иначе суд обязан отказать в удовлетворении иска, поскольку требования заявляет неправомочное лицо. Поскольку на момент подачи рассматриваемого искового заявления Г. жива, на неспособность которой понимать значение своих действий и возможность руководить ими при выдаче оспариваемой доверенности ссылается А., отсутствует нарушение права истца на наследство, а, соответственно, у истца отсутствует право на подачу искового заявления по заявленным требованиям.

Также 20 октября Владислав и Сергей Демченко направили в Рузский районный суд заявление об отмене обеспечительных мер, в которой, ссылаясь на приведенные доводы, просили отменить меры по обеспечению иска в виде запрета им представлять интересы Г.

В комментарии «АГ» Владислав Демченко отметил, что, удовлетворяя заявление истца о применении обеспечительных мер, суд не только фактически вмешался в адвокатскую деятельность, запретив адвокатам осуществлять профессиональную деятельность по специальной доверенности, но и лишил пожилую женщину возможности на представление ее интересов адвокатами. Речь идет как о процессе рассмотрения судом заявления аффилированных с процессуальными оппонентами лиц о признании Г. недееспособной, так и о других гражданских делах, в которых Г. выступает в качестве ответчика, пояснил адвокат.

Владислав Демченко добавил, что в ходе очередного судебного заседания, состоявшегося 24 октября, председательствующий, ознакомившись с заявлением адвокатов об отмене обеспечительных мер, спросил: «Зачем это заявление, Вы же направили частную жалобу?» и уклонился от рассмотрения указанного заявления и вынесения по нему процессуального решения, отложив рассмотрение гражданского дела.

В свою очередь Сергей Демченко отметил, что помимо вопиющих действий суда по запрету адвокатам представлять интересы доверителя адвокатов привлекли к участию в деле по оспариванию доверенности (односторонней сделки) в качестве ответчиков. «В том же судебном заседании 24 октября мы ходатайствовали об исключении нас из числа ответчиков, приводя доводы в обоснование своей правовой позиции, в том числе о том, что мы не являемся участниками спорного материального правоотношения. Однако суд данное ходатайство не рассмотрел. Таким образом, складывается крайне опасный прецедент для адвокатского сообщества, поскольку, следуя такой логике, суд может вывести любого адвоката из дела, не мотивировав при этом свое решение», – резюмировал он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button